Ответ в теме: Следи за собой, Будь осторожен

ИмхоДом Форумы свободная тема Следи за собой, Будь осторожен Ответ в теме: Следи за собой, Будь осторожен

#416426
Ромашкин
Ромашкин
Участник
  • Сосновый Бор

Несколько правдивых историй на тему «Руки-крюки». Непридуманные истории с postpost.media

 

Я сумел так прочистить вантузом сток в ванной, что у меня сломался холодильник. Не верите? Пожалуйста: у вантуза отлетает ручка, ты врезаешься спиной в выключатель в ванной, пот попадает в выключатель, выключатель искрит, пробки выбивает, ты с матом идешь чинить пробки, встаешь на табуретку, падаешь с табуретки на холодильник, у холодильника отваливается дверца. Поклоны, цветы. (Армен Сергосян)

 

Я решил сам отремонтировать кровать, которая начала скрипеть. Меня госпитализировали с сотрясением мозга, потому что на меня упало днище, а кровать начала не просто скрипеть, но еще и подвывать. Иначе это назвать невозможно. (Яков Янаев).

 

Однажды размораживала морозилку с помощью фена и ножа. Один неточный удар — и с угрожающим шипением фрион начал покидать аппарат, словно душа покидает тело. Ничего умнее не придумала, как заткнуть дыру пальцем. В итоге сломанный холодильник и покалеченный палец — к счастью, последний восстановился довольно быстро. (Дарья Иммерман)

 

Уронила чашку (керамическую, подчеркиваю) так, что ее осколок пробил мне вену на ноге. А по жизни я гипотоник. В общем, я еле выползла из этой ванной, почти уже отключаясь от потери крови. (Лия О’Ди)

 

Заселился в студенческую квартиру в центре Будапешта. В моей комнате был шкафчик (типа сервант) с прозрачными дверцами, которые закрывались на магнитики. Ну знаете, когда такие дверки от магнитиков отчпокиваются, то по ним пробегает характерная стеклянная судорога. Сверху на шкафу стояла картина в раме. И я видел, что она краями слегка выдается наружу, но не придал этому значения. Дернул за ручку. Вся конструкция содрогнулась. Картина съехала ребром рамы мне на голову с двухметровой высоты. От удара из рамы вылетело стекло и полоснуло по предплечью. А дальше, зажимая рану полотенцем, я добирался до больницы на такси, капал кровью на новые штаны и на обивку кресел. Объяснял медсестрам, что мои два паспорта (израильский и российский) не означают, что я шпион. И вообще каким–то удивительным образом сохранял спокойствие. Хотя если я просто палец бумагой порежу, то буду пищать и дергаться, как тот самый шкаф с намагниченными дверцами. (Илья Китов)

 

Была у мамы чудо–печка, круглая алюминиевая приблуда со съемным шнуром. Я тогда, подростком, решила напечь печенья и внезапно закоротила шнуром на корпус печки. Выбило в кухне. Потом соседи разом дали нагрузку чайниками–микрухами–телеками и выключился свет в шахматном порядке. Потом кто–то полез ковыряться и выбило весь дом. Я начала, соседи добавили, одним словом. (Алла Арифулина)

 

Я один раз заболел, и было мне так плохо, что я даже решил выпить горячего молока (то есть мне реально было очень плохо). Я купил пакет молока, полиэтиленовый (мягкий), один литр. Дома я поставил этот пакет на одну руку, а второй взял ножницы и отрезал уголок – таким нехитрым образом половина молока оказалась на полу. Оставшуюся половину я вылил в ковшик, поставил на огонь и отвлекся — молоко быстро закипело, и таким образом я остался с четвертью литра. Да, и стакан, в который я переливал остатки горячего молока, лопнул. Лечился чаем с лимоном. (Жека Шварц)

 

Однажды я мыл посуду и разбил люстру. Сложно сказать, как именно это получилось, но я как–то так махнул рукой и попал костяшками пальцев по стеклянному плафону, и он, развалившись на две части, упал мне на голову. (Артем Андреев)

 

Сын мой аккуратно закрыл дверь так, что мы отовсюду доставали осколки и срочно придумывали, чем бы задрапировать дыру. (Николь Толкачева)

 

На лабораторке по физике (1 курс МИФИ) я докрутил юстировочный винт до того, что в приборе лопнула пружина, и деталь, выпущенная как из катапульты, перелетела через всю лабораторию. (Илья Симановский)

 

Съехав от родителей, я ответственно подошла к Новому году в новом статусе. И в одного приперла домой самую большую елку с ближайшего базара. Кирпичей–песка нет. Зато — о! — забытая строителями пена! В общем, я с порога потащила елку к ведру. Удерживая одной рукой дерево, цепляясь волосами за ветки и жертвуя иголкам глаз, заполнила пеной ведро. И, продолжая удерживать елку, стала читать на баллоне инструкцию. «И удерживать предмет в нужном положении 40 минут». Разрываясь между желанием попасть в туалет и убить забывчивых строителей, я приплясывала у дерева все это время, пока елка атаковала меня во все места, как плакучая ива Гарри Поттера. Потом я рванула прочь. Елка следом. Мы упали, разбив люстру. При этом я еще угодила ногой в ведро с почти застывшей пеной. Наутро елка засохла в пене и осыпалась на ковер вся. Я пошла за новой. Делавший ремонт сосед дал кирпичи. (Nadezhda Shapovalova)

 

Было так: стиральная машинка начала коротить розетку, постоянно выключая автомат. Я, недолго думая, раскрутила розетку. Потом залезла в щиток. И все в порядке, все работает. Но у машинки сломался от испытаний ее электронный мозг, и она остановила процесс стирки ровно посередине. А в ней белье, порошок и довольно много литров воды. И намертво заблокированная дверца. Я быстренько разделась до трусов, обложила пол в ванной всеми имеющимися в доме полотенцами, чтобы не залить соседей, соорудила систему сообщающихся сосудов для слива из шейкера, пары пластиковых бутылок и тазика. В моей машинке неудобная система слива. Чтобы в конце концов закрыть убогий коротенький шланг, пришлось использовать отвертку, пинцет и всю свою смекалку. Ну и естественно, я пару раз пропорола себе отверткой руки до мяса. И уже сидя в одних трусах на мокром мыльном полу, заливая соседей одновременно слезами и кровью, решила вызвать мастера. (Аня Грабарчук)

 

После зимы с открытого балкона сошел снег и наконец–то оттаяли коврики, которые пролежали там с осени. Дикая каша из сажи и грязи в черной луже. План был такой: я в обе руки хватаю по коврику, очень быстро мчу в ванную и бросаю их в душ. В общем, я с ними скачу, с ковров льется черная жижа, выскакиваю на плитку, поскальзываюсь, и так как руки держат ковры, я ими всплескиваю и в падении со всего маху шлепаю ковриками об пол — черная грязь и жижа разлетается по всей прихожей: зеркальный шкаф, потолок, обои… Итог: разбиты колени и локти, генеральная уборка на 2 часа. (Екатерина Захарова)

 

Вообще я обычно довольно ловкая, но я пыталась как–то сделать вазу для цветов из пластиковой бутылки. Ну и не придумала ничего лучше, чем удобно положить бутылку себе на коленку. И ВОТКНУТЬ В НЕЕ НОЖНИЦЫ. Что еще веселее, потом я решила залить получившееся йодом, так что получила не только шрам от ножниц, но и шрам от ожога, лет 20 прошло, его до сих пор видно. (Lala Greengoltz)

 

Зима, дача, без удобств (это важно). Готовим на газу в баллонах. Мужу показалось, что газ травит, он подтянул винт и решил проверить. Зажег спичку — поднес — полыхнуло пламя. Я мыла посуду в тазике и с разворота вывернула этот тазик вместе с посудой на баллон и мужа. Тарелкой попала ему по голове, крови было много. А вот была бы вода из крана, взорвались бы нафиг. Пока бы она налилась! (Мария Ромейко–Гурко)

 

Муж пылесосил пол, не справился с равновесием и сломал межкомнатную дверь, которую нужно теперь делать под заказ, потому что она нестандартных размеров и толщины. (Абузова Алена)

 

Сын после застолья сказал: «Ну чего вы грязную посуду по одной тарелке на кухню носите!», поставил все стаканы и рюмки на поднос и понес. На кухне поднос уронил. Разбилось все. (Абузова Алена)

 

Трех лет от роду я вскрыла себе артерию (ну ладно, хз, может не артерию, но фонтан крови был отличный) детской игрушкой. Следствие не выявило на игрушке ни одной опасно–острой грани, но сопутствующие обстоятельства (типичная «закрытая комната», ребенок возится с игрушкой в центре ровного пола без других предметов в зоне доступа) сомнений не оставляли. Теперь все подозревают меня в неудачной попытке суицида, потому что поверить в такую историю шрама на запястье невозможно. (evgeniia Dukhopelnykova)

 

Ремонтировала комнату. Решила, что шкаф–купе дорого, сделала чертежи гардеробной а ля Икеа (я филолог), взяла мужчину (он философ), закупили детали, установили, развесили шмотки, краси–иво. И уехали в Индию. Мои прекрасные чертежи не учитывали состояние советских стен, философа стены тоже не смутили (про закладки я не знала). В первые полгода гардероб падал примерно раз в месяц. Со всем содержимым. Преимущественно ночью. Мама пила валидол и вызывала мастеров. Наши разговоры по скайпу в те времена выглядели примерно так:
— Мам, как дела у вас?
— Да все хорошо. Гардероб упал. Опять…
Последний мастер закрепил конструкции на какие–то штуки для яхт и сказал, что в следующий раз придется перекладывать стены.
Гардероб жив до сих пор, кстати. (Александра Давыдова)

 

Шастал неделю по тайге, прилетел домой — аккурат в пятницу перед майскими, сразу в ванную прусь весь во мху и запахе тайги, а жена и говорит: «Дорогой, у нас кран в ванной что–то совсем протекать стал». А я только из тайги, я настоящий мужик — вонюч, небрит, голоден и всех спас. Втягиваю живот, ногу отставляю и сурово объявляю всем прекратить панику. В доме — мужчина! Хозяйственный мужчина! И у него на такой случай припасена кран–букса. Новая! Полуповоротная, с фарфоровыми вставками! Я и тут всех спасу! Продемонстрировал жене, что даже помню, где именно эта букса лежит, схватился за самый большой ключ, оголил торс и решительно пошел в ванную. Перекрыл старый советский вентиль. Он плохо держал, как я уже знал, но это точно было лучше, чем ничего — по традиции коммунальщики к первомаю воду грели градусов до восьмидесяти, а струйка лучше фонтана. Взялся за ключ, сделал несколько оборотов и получил первый инсайт: вода не перекрылась ни разу. Из смесителя в противоположную стену била тугая струя почти кипятка. Схватил кран–буксу, попытался ввернуть, отскочил ошпаренный. Замотался в полотенце, повторил попытку, опять отскочил. Кричу жене: «Еще неси! Все полотенца неси! Огнеупорные неси! Брезент на асбесте!» Вода в стену шарашит, брызги на пол летят, уже на палец воды, я раненым тигром кидаюсь на смеситель. Раненым раком, в общем–то, потому что к тому времени был уже ярко–красный весь. Словом, ситуация к просветлению располагает. И правда: каждый раз, как лезу под кипяток и все–таки втыкаю кран–буксу в смеситель, так меня вверх подбрасывает и даже основательно трясет, а перед глазами видения начинаются. Просветление, стало быть. И тут вот какое дело. Конечно, оно и стресс, и физическая встряска, и вообще располагает обстановочка. Но как только я удлинитель для стиралки — он красиво покачивался на волнах уже — из розетки выдернул, видения прекратились. И даже удалось вкрутить проклятую железяку. А потом вообще пришла жена, обтерла меня чем–то и говорит: «Дорогой, а ты какой вентиль перекрывал? А то у нас холодной воды на кухне нет». И вот тут уже — снизошло. (Sirozha De Misentropez)

 

Красила стол. Залезла под него, а когда вылезала — ударилась скулой об угол. К вечеру вокруг глаза вырос фингал. На следующий день выщипывала брови пинцетом, рука дрогнула, и я угодила острием прямо в глаз. Тот самый. Позвонила знакомому врачу, он сказал, надо купить такую–то мазь и помазать глаз. Я помазала, после чего совсем перестала видеть. В офтальмологическом травмпункте врач говорит: «У вас порез на глазном яблоке, почему?» Я объяснила. Она говорит: «Та–ак, а множественные ожоги почему?» — Я объяснила, что купила не ту мазь. Она говорит: «Ну а фингал — это, конечно, вы об стол ударились? А муж у вас есть? А он, простите за вопрос, к вам хорошо относится?» Чуть полицию не вызвала. (Olga Gessen)

 

Полезла в холодильник, но стала просовывать в него голову раньше, чем открыла дверцу. Ударила себя дверью по губе, рассекла ее, залила кровью себя и пол, огромный синяк на пол–морды. (Olga Gessen)

 

В детстве мама попросила вскипятить молоко. Я ж рационализатор — поставила молоко на плиту, туда же сунула кипятильник. Когда стало очевидно, что что–то пошло не так (кипятильник покрылся горелым слоем молока и завонял), я его быстро вынула и положила на стол с клеенкой. Не выключая из розетки естественно. На столе загорелся костер, к счастью, прибежала мама. В итоге ни клеенки, ни молока, ни кипятильника, горелое пятно на столе и сто тысяч мертвых нервных клеток. (Nina Milman)

 

Зонт нашла старый в кладовой и пошла на кухню открывать, разбила плафон и большой кусок воткнулся в руку. Всю юность меня спрашивали, почему я резала вены. (Ekaterina Suptelya)

 

Однажды балконная дверь в зале разбухла или перекосилась немного и закрывалась с трудом. Я решила подравнять напильником, потом рубанком, но что–то пошло не так и я сняла рубанком гигантский кусок снизу. Зима, минус 20. В расстроенных чувствах ушла стирать. Машинка («Сибирь» с центрифугой) вдруг загорелась! Прям огонь и пламя. Я не из пугливых (еще в 5 лет жгла на балконе порох из стыренных у папы охотничьих патронов), но тут растерялась и не сообразила выдернуть шнур из розетки. Пока тушила, коротнуло и свет везде погас. Вода вытекла, машинка воняла. Я залила ее водой и вывезла в подъезд, чтобы собрать всю воду. Пока собирала воду в темноте, линолеум в коридоре вздыбился и замерз волнами! Спотыкаясь и матерясь, пошла забирать машинку, а ее украл кто–то хозяйственный. (Ekaterina Suptelya)

 

Делала фарш такой штукой типа погружного блендера с насадкой ножом. Отвлеклась и, не снимая пальца с кнопки, вынула блендер из чаши и сделала круговое движение рукой. Кухню по периметру обнесло мясными кровавыми ошметками. Можно было снимать кино с маньяками и убийствами… (Elena Mashkova)

 

Бывший муж–очумелые ручки решил просверлить дырки в стене ванной, чтоб повесить полотенцесушитель. И первую же просверлил аккурат в середину трубы с горячей водой. А это, надо сказать, очень сложно, т.к. в диаметре она меньше 1 см. Следующие два часа мы сменяли друг друга, перенаправляя тазиком фонтан из кипятка в ванну, пока не приехали сантехники из жэка и не перекрыли воду всему дому. (De Omnibus Dubitandum)

 

Порезалась листом бумаги. Решила мазать зеленкой, а старая высохла, а новая в запечатанной алюминиевой крышкой баночке. Взяла нож, чтобы эту алюминиевую хрень подковырнуть — российские ж лекарства не откроешь, не обломав всех ногтей… Нож сорвался, кусок пальца отрезан, кровища… зеленку потом все–таки открыла, при этом брызнув ей себе в глаз. Плакала–смеялась… вся в красном и зеленом. (Katerina Gintovt)

 

Муж зовет меня троллем. Не потому, что я пишу гадости в инете, а потому что я большой и тупой. Началось это с того момента, когда мы решили поменять смеситель в ванной. Эксцентрик от старого слегка приржавел, и нам никак не удавалось его скрутить. Вот он зажал его ключом и говорит: «Сейчас я скажу, а ты тюкни его слегка молотком». Ну, меня два раза просить не надо. Прицелилась я, тюк! Эксцентрик с куском трубы отлетел к чертям. Полнейшая трагедь. (Lilith Wolf)

 

У бабушки остановился будильник. Я сначала до отказа завела обе пружины, а потом попыталась его открыть. Детали часового механизма разлетелись по всей комнате, а мне пришлось бежать в травмпункт зашивать верхнюю губу. Дело было сорок лет назад, шрам еще прощупывается. (Ирина Солодухина)

 

А в моем присутствии ломаются бензопилы. Всегда. Прикасаться не обязательно.
А еще у меня на работе есть краз. Я ездил на нем трижды. Пассажиром. Первый раз сгорел стартер. В смысле огнем горел. Второй — рассыпалось сцепление. Третий — топливная. Наверное, из бензопил сделан. (Александр Ерощев)

 

Один раз мы с подружкой варили сгущенку, первый раз в жизни. В кухне был свеженький ремонт, впервые за долгое время, и новая мебель. Мы ушли смотреть кино, иии… вода выкипела, банки сгущенки взорвались с грохотом и забрызгали все, новый потолок, стены, пол. Разбухли от пара дверцы нового шкафчика, кастрюля слетела с плиты и прожгла ровный черный круг на новом линолеуме. Отмывали всю ночь, что смогли — слизали, остальное тряпками. Штукатурка на потолке вздулась и потрескалась. В прожженом кругу в центре кухни всегда спал очередной котенок с мусорки. (Ekaterina Suptelya)

 

Как–то раз расчесывала дома волосы, расческа запуталась в волосах, я дернула ее посильнее и сломала руку (локоть) о стоявший шкаф. Мне наложили гипс, отправили домой, дома скучно, я решила прокатиться на велике, упала и сломала гипс. Так в медпункте еще никогда не ржали. (Yasya Turevskaya–Nikolaeva)