В Минэкономразвития намерены

#79335
News
News
Участник

В Минэкономразвития намерены ограничить "дачную амнистию", чтобы заблокировать строительство многоэтажек на дачных участках. Их придется сносить.

Зато поставить обычный новый дом на кадастровый учет и зарегистрировать права на него можно будет по одному заявлению и гораздо быстрее.

А минобороны в особом порядке сможет оформить свои участки, здания и сооружения, даже если на них нет никаких бумаг, что решит множество проблем с военными городками и поможет строить жилье для военных быстрее.

Обо всем этом нам рассказал заместитель министра экономического развития Павел Королев.

Изменения радикальные?

Павел Королев: Скажем так, это радикальное уточнение существующего порядка. Но оно даст возможность вписать садоводческие некоммерческие организации как землепользователей в социально-экономическое пространство муниципалитетов, создать условия для развития территорий, обеспечить их связь с муниципальной властью.

Садоводы говорят: нас 60 миллионов, и все. И когда за одним столом собираются представители от разных организаций садоводов, то выясняется, что нет даже общего понимания, чем они занимаются — бизнесом или отдыхом. То же с каждым конкретным дачником. Один говорит: хочу жить здесь, построить дом, зарегистрироваться. Другому дача нужна только на выходные, и он не готов последнее отдавать, скажем, на прокладку водопровода. Кому-то парники, а кому шезлонг.

Можно ли сказать, что в итоге дачные поселки по статусу сблизятся с сельскими поселениями?

Павел Королев: Нет, конечно. Это явление уникальное, к нему и надо подходить в особом порядке. Садовые товарищества никоим образом не могут и не должны подменять основы местного самоуправления, опять же, подчеркну, важно создать условия взаимодействия, наметить, если можно так сказать, взаимоуважительный подход.

Только что принят закон, который объединяет реестр прав и государственный кадастр недвижимости в Единый государственный реестр недвижимости. Что теперь изменится?

Павел Королев: Начну с самого простого — раньше, чтобы оформить право собственности на новый дом, нужно было сначала подать документы в кадастровую палату, и потом, после постановки дома на кадастровый учет, идти в территориальный орган Росреестра, оформлять право собственности.

Теперь вводится принцип: один объект — одно заявление — один документ о недвижимости. Сразу можно обращаться в Росреестр или в многофункциональный центр предоставления госуслуг. Учетно-регистрационная процедура становится единой, итоговый срок оформления прав резко сокращается.

Сколько займет получение свидетельства о собственности, если его делать заодно с постановкой на кадастровый учет?

Павел Королев: В зависимости от того, куда отнесете документы — прямо в орган Росреестра или в МФЦ, свидетельство вы получите через 10 или 12 рабочих дней.

В законе много других важных нюансов. Он дает право документы подавать по месту вашего пребывания. То есть даже если вы живете в Москве и получили по наследству дом где-нибудь в Сибири, не надо туда ехать, местонахождение недвижимости теперь не имеет значения.

Органы ЗАГСа будут обязаны в кратчайший, а именно в трехдневный срок уведомить Росреестр о смерти физического лица. Это устранит риски неправомерных сделок, когда квартира, дом или участок после смерти человека продаются задолго до того, как права на них оформят наследники.

По большому счету завершается на законодательном уровне создание единой федеральной системы в сфере регистрации прав и кадастрового учета недвижимости. Пока реестр прав и кадастр существовали как два отдельных ресурса, невозможно было полностью устранить дублирование сведений, ошибки. Объединенный реестр кардинально повысит достоверность сведений о недвижимости.

 

Еще один свежий закон уточняет основания для легализации самовольных построек. Какое он значение имеет?

Павел Королев: Принципиальное. По старой норме Гражданского кодекса, которой осталось действовать до 1 сентября, самовольную постройку можно легализовать через суд, если это не нарушает чьи-то права и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Довольно расплывчатая формулировка. И она позволяла недобросовестным застройщикам добиваться признания права собственности даже на те постройки, которые нарушают режим использования земли, где это здание было возведено.

Какие основания вводятся теперь?

Павел Королев: В 222-ю статью Гражданского кодекса (эту статью юристы называют "три лебедя") вводится важный пункт. Чтобы оформить права на самовольную постройку, она должна соответствовать правилам землепользования и застройки, которые приняты в этом муниципальном образовании.

Эти правила устанавливают зоны, где возможны строительство и его предельные параметры. Прописано в них, что конкретное место — это зона индивидуальной жилой застройки или зона объектов отдыха — все, многоквартирный дом там не встанет, легализовать его не удастся, и он будет в итоге снесен, причем за счет самого застройщика.

Сейчас же властям приходится подводить под уже легализованный самострой правила землепользования и застройки, и этот важнейший документ территориального планирования получает фиктивный характер. Правила привязываются не к перспективам застройки, а к существующим нарушениям. И получается, что в рекреационной зоне почему-то разрешено строить дома до пяти этажей. А где пять, там и семь.

Закон перекликается с предложениями минэкономразвития по поводу ограничения "дачной амнистии" — где нет правил землепользования и застройки (ПЗЗ), там зарегистрировать постройку в упрощенном порядке не получится. Много где еще ПЗЗ не утверждено?

Павел Королев: Около 15 процентов муниципальных образований все еще не имеют ПЗЗ. И вот там есть вполне осязаемый риск того, что будут злоупотребления "дачной амнистией". Получается, что там на дачном участке можно построить многоквартирный дом и спокойно оформить права на него. А мы все-таки считаем, что амнистия предназначена только для законопослушных граждан.

Как только было объявлено о продлении "дачной амнистии", мы увидели, как оживились такие недобросовестные застройщики, для них это стало сигналом. И именно им нужно поставить заслон. Заодно побудить власти, органы местного самоуправления более четко понимать свои задачи и нести ответственность за утвержденные ПЗЗ, чтобы было понятно, как застраивается эта территория, как там выстроено землепользование. Тогда люди получат ясность, а муниципалитет — налоги.

Самострой — это явление угрожающее. Когда вдруг на некоей территории появляется совсем не подходящая для нее постройка, она на себя забирает ресурсы инженерной инфраструктуры. Вы только представьте, что происходит при подключении многоквартирного дома к электросетям или водопроводу обычного дачного поселка, не говоря уже о других неудобствах, которые создает такое соседство.

Зачем потребовалось вводить специальную уголовную ответственность для кадастровых инженеров? Неужели все так плохо?

Павел Королев: Нареканий на их работу, как известно, достаточно, и порой ущерб от ошибок, которые они допускают при подготовке правоустанавливающих документов, от мошеннических действий бывает весьма значителен.

Суть вопроса очень простая. Когда инженер со своим прибором проводит измерения, никто не может его проверить, и фактически правообладатель подписывает бумагу с закрытыми глазами. И вот вы все подписали, а участок в итоге по документам сократился, и только через несколько лет это может обнаружиться.

К тому же услугами кадастровых инженеров пользуются все, в том числе и органы власти. И почему, собственно, чиновник, который заключил договор на кадастровые работы, несет уголовную ответственность, а кадастровый инженер стоит в стороне?

При этом нам предстоит проведение масштабных комплексных кадастровых работ, когда за счет муниципалитетов будут уточняться границы сразу всех правообладателей, например, в населенном пункте. То есть от добросовестности одного-двух кадастровых инженеров будут зависеть имущественные права сотен людей.

В первом чтении был одобрен законопроект о повышении требований к кадастровым инженерам. Сколько этих специалистов не удовлетворяют проектируемым нормам?

Павел Королев: Профессиональное сообщество говорит, что около трети. Правительственной комиссией по законопроектной деятельности утверждены поправки ко второму чтению, у нас практически нет сомнений, что закон будет принят в осеннюю сессию.

Очень важно, что деятельность кадастровых инженеров становится сугубо профессиональной. Теперь для допуска в профессию нужно будет иметь высшее образование по специальности или направлению подготовки, опыт работы помощником кадастрового инженера не менее двух лет. Кроме того, нужно будет сдавать теоретический экзамен и не иметь пятен в профессиональной биографии — дисквалификации, уголовного и даже административного наказания в сфере кадастровой деятельности.

Подготовка кадастрового инженера должна быть весьма серьезной, и уже не получится просто пройти тестирование, чтобы называться кадастровым инженером. Точность документов, которые он готовит, особенно важна не только для граждан, но и для власти, потому что от результатов измерений зависят и налоговые поступления. Ошибки слишком дорого обходятся государству.

 

 

"Российская газета" — Федеральный выпуск №6734 (163)